Меню Наверх
Высокая кухня на "Патриках". Saxon+Parole
Стиль жизни / 30 марта 2016

Если вы были на Манхэттене, но не были в Saxon+Parole, значит вы не были на Манхэттене. А что бы ваш грех не был достоин самого жуткого кольца Данте, ресторан Saxon+Parole можно посетить теперь и в Москве. «Патриаршие пруды – совсем иное. Особенно если выходить к ним со стороны Садового кольца. После шумной, гудящей и забитой машинами городской артерии, где пульс мегаполиса чувствуется острее всего, ты попадаешь в анклав спокойствия». Сергей Минаев

Патриаршие действительно удивительное место, в котором роскошно сочетаются поэтические нравы и фешенебельная столичная жизнь. Именно эта часть города пересыщена модницами в свежих нарядах Gucci, Prado и D&G; художниками современности, творящие искусство в квартирах – лофт; крутыми актерами, музыкантами и светскими личностями. Это лакшери место, в котором обитает гламур. Именно в ресторанах на знаменитейших булгаковских «патриках» встречаются модная тусовка и светские дамы, покачивающие на ступнях новенькие лабутены.
Скажу так, если вы не местный и приехали из Сибири в Москву на совещание со столичными акционерами и остановились в квартире на Патриарших, купленной когда то там, зачем то там. И решив выйти на вечернюю прогулку, заранее отпустив водителя-охранника Сашеньку, то однозначным местом где вам удастся вкусно отужинать, будет именно ресторан Saxon+Parole, хотя вы и без того это знаете.
Saxon+Parole
Во время бесчисленных поездок в Нью-Йорк, которые так или иначе были вознаграждением от поставщиков за нашу безгранично стрессовую работу, мне все же удалось побывать в ресторане Saxon+Parole на Манхеттене. И честно признаюсь, что ресторан «русского мира» окажется совершенно не таким и, как это принято в России отталкивающим и не обоснованно дорогим. Но моим страхам не было возможности материализоваться, ведь московский брат оказался не просто братом, а братом-близнецом. Так что касательно интерьера, обслуживания и кухни нет смысла говорить об этих местах как о двух разных, достаточно лишь приоткрыть Вам дверь в американскую гастрономию Saxon+Parole, который успешно нашел себе место в культурном Сперидоньевском переулке.
Saxon+Parole

То что ресторан модный и популярный в штатах, местные патриков знали сразу, потому место сразу стало принадлежать только им и если вы приехали сюда отужинать из любой другой части города и не будете знать местных обычаев, персонал ласково прогонит вас, предложив в следующий раз бронировать столик.
Если же все-таки этот тест вы прошли на «Ура!» и высокомерный официант уже провел вас к небольшому столику и торжественно вручил меню, тут вас так же могут ждать некие сюрпризы. Для многих сюрпризом может стать ценник, но для нас и, я уверен, многих светских посетителей сюрпризом оказалась: «мозговая косточка с бараньим соусом». Если следующая моя фраза не прозвучит как кощунство, то я ее, все-таки произнесу: «Высокая американская кухня». Кого-то подобное блюда может отправить в нокаут, ведь подобный эксперимент для luxury мира нонсенс, а кого-то очень даже удовлетворит. Но хотелось бы, что бы светская хроника столицы, отнеслась к подобному с большим уважением и восхищением.
Saxon+Parole
Ресторан Saxon+Parole имеет роскошную историю и получил такое интригующее название неспроста. Пьер Лоррилард – известный промышленник, заядлый спортсмен, а также человек, не имеющий никакого отношения к ресторану, в 1874 году приобрел вороного жеребца и недолго думав, назвал его – Саксон (Saxon). Для бизнесмена это лошадь стала находкой, побеждающей в каждом четвертом забеге. За всю свою спортивную карьеру, скакун принес владельцу более ста тысяч долларов, что на то время было огромной суммой. Пароль (Parole) оказалось именем другого жеребца, не обладавшим ни грацией, ни силой, ни ростом. Но это совершенно не помешало ему побежать раз за разом и стать настоящей легендой ипподрома. Имя Parole занесено в зал Славы Национального музея скачек в США. А символ «+» между именами двух жеребцов, не что иное, как красный крест, ведь интерьер выдержан в стиле старинного госпиталя.
Saxon+Parole
Для модных обывателей Москвы, интерьер Saxon+Parole не назовешь новым. Место общепита, выдержанное в благородном стиле Америки, на манер модного дома Ralph Lauren, читается не только в специфическом меню, но и в других мелочах. Среди таких: элитная ткань английского бренда Tradescant & Son, выступающая здесь в роли скатерти, карнизы Fabricant, с которых декоративной небрежностью свисает эксклюзивная ткань для штор Lewis&Wood. Дизайнерских обоев для стен тут, как во всех Америки того времени нет, но деревянные панели и строгая мебель от Julian Chichester словно отправляют нас к декорациям Скорсезе «Подпольная Империя». Но главной деталью истинно американского интерьера остается камин, которому тут выделено почетное место в основном зале. Над камином висят портреты двух скакунов, без которых не появился столь фешенебельный ресторан.

Роскошное как Манхэттен и многообещающее, как 18 век – вот что хочет сказать это место своим посетителям. Сюда не заходят выпить чашечку утреннего кофе и пролистнуть ленту новостей в Instagram, но провести пятничный вечер после офисных будней, окунувшись в глянцевые выходные с бокалом Louis Roederer, будет весьма кстати.